Репутационный вред

Репутационный вред

Ущерб деловой репутации: виды ответственности и особенности защиты

Репутационный вред

В современной судебной и юридической практике широкое распространение получили случаи покушения на деловую репутацию предприятий с правом юридического лица.

Это обусловлено общим развитием рыночных отношений и значительным ростом конкуренции между субъектами предпринимательской деятельности во всех сферах производственной, банковской, торговой и иных сферах деятельности.

Ущерб деловой репутации предприятия и организации, как правило, наносится при помощи распространения недостоверной информации о производимой продукции и качестве оказываемых услуг конкурентами.
 

В действующем законодательном поле РФ за нанесение ущерба предприятию или организации с правом юрлица в зависимости от его характера и размера предусмотрено два вида ответственности:

  • гражданская;
  • уголовная.
  • Мера ответственности за ущерб, нанесенный юридическому лицу, распространением порочащей и недостоверной информации о нем определяется ст. 128.1 УК РФ. Статья состоит из нескольких частей, каждая из которых определяет уровень ответственности в соответствии с установленными признаками заведомо ложной информации. Правовые нормы статьи, касающиеся гражданской ответственности, устанавливают обязательство ответчика в принудительном порядке опровергнуть заведомо ложную информацию, распространенную им и возместить материальный ущерб, который понесло предприятие или организация. 

    Особенности иска о защите деловой репутации

    Защита деловой репутации юридического лица и привлечение к ответственности и возмещению ущерба, понесенного предприятием, осуществляется в судебном порядке на основании судебного иска. Он подается в соответствующее судебное учреждение в зависимости от статуса ответчика в:

    • арбитражный суд, если ущерб клеветой нанесен предприятием или организацией с правом юрлица;
    • общегражданский суд, если ущерб деловой репутации нанесен гражданином, не обладающим таким правом;
    • в арбитражный или общегражданский суд, если конкретные сведения о статусе ответчика отсутствуют.

    Дела, связанные с правом на защиту деловой репутации, отличаются большим уровнем сложности, так как обоснование фактов клеветы, наносящей ущерб предприятию или организации с правами юрлица, – трудный и длительный процесс.

    Отказ судебным учреждением в удовлетворении таких исков – достаточно частое явление, обоснованием в большинстве случаев является отсутствие достоверной и аргументированной доказательной базы.

    Кроме того, суд может классифицировать отдельные сведения, как не представляющие угрозы для деловой репутации юрлица.

    Сведения, требующие доказательств при защите деловой репутации в суде

    При подаче иска о защите деловой репутации юридического лица в судебное учреждение истцу потребуется доказывать:

    • факт распространения клеветы, как таковой;
    • факт нанесенного ущерба деловой репутации юридического лица распространенной клеветой;
    • факт несоответствия реальных событий распространяемой клевете.

    Пленум ВС РФ определяет термином «распространение порочащей и заведомо ложной информации» распространение такой клеветы и порочащих сведений через интернет-ресурсы, СМИ, телевидение, радиовещание, передача таких сведений иным лицам лично, публичные выступления и т.д. Сообщение таких сведений гражданам, заинтересованным в их получении, не относится к категории «распространение порочащей и заведомо ложной информации», а гражданская и уголовная ответственность за такие деяния законом не предусмотрена.

    Способ доказывания сведений, непосредственно связанных с деловой репутацией юридического лица, определяется способом, которым распространялась клевета. Например, когда распространению способствовали интернет-ресурсы, такие сведения должны быть заверены нотариально.

    Одной из самых сложных сторон дел, связанных с правом на защиту деловой репутации является подтверждение того, что распространенная информация относится к заведомо ложной и порочащей имидж предприятия или организации.

    Порочащие сведения могут сводиться к утверждению, что предприятие не соблюдает существующее законодательство; недобросовестно или неэтично ведут себя его должностные лица; присутствуют хозяйственные, экономические и иные нарушения.

    Юридическая и судебная практика доказывает, что квалифицированная защита деловой репутации требуется значительно чаще, чем это может показаться.

    Как правило, процесс защиты требует обязательное юридическое сопровождение, и только профессиональный адвокат сможет помочь разобраться в подобной ситуации.

    Это связано со сложностью сбора доказательной базы и трудностью обоснования распространения заведомо ложной информации, порочащей имидж предприятия или организации.

    Только квалифицированный адвокат поможет собрать конкретные доказательства, требующиеся в суде при рассмотрении дела о защите деловой репутации. Это особенно важно, когда в судебной практике отсутствуют идентичные дела с уже определенным алгоритмом действий.

    В каждом отдельном случае линия защиты должна разрабатываться с учетом всех обстоятельств рассматриваемого дела.

    Его успешное решение возможно только при условии практической помощи адвоката, специализирующемся на делах о нанесении ущерба деловой репутации юридическим лицам и знающем все особенности и тонкости решения судебных споров в этой области.

    ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ « Назад

Источник: https://antonkostik.ru/ushherb-delovoj-reputacii-vidy-otvetstvennosti/

Слово в защиту компенсации репутационного вреда

Репутационный вред

Причиной написания данного блога явились последняя редакция ст. 152 Проекта ГК РФ и небольшое обсуждение с коллегами проблем в части компенсации репутационного вреда в РФ, имевшее место здесь.

Уверен, что большая часть коллег тем или иным образом работает с юридическими лицами, поэтому полагаю данный вопрос актуальным.

В настоящее время Проект в интересующей нас части выглядит следующим образом: «Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица». (п. 11 ст. 152)

То есть вопрос в части компенсации репутационного вреда юридическим лицам представляется не полностью ясным.

Возможен вариант толкования вышеприведённой нормы, как законодательного ограничения подобной компенсации, так как ранее суды общей юрисдикции уже допускали своеобразное истолкование положений данной статьи и взыскивали в пользу юридических лиц именно моральный, а не какой-либо иной неимущественный вред.

Следовательно, может иметь место ситуация, когда от одних и тех же действий (распространения не соответствующих действительности, порочащих деловую репутацию, сведений) будут применяться различные виды защиты, в зависимости от того, в отношении какого лица они распространены: физического или юридического. Между тем, в ракурсе рассматриваемых положений, как физическое, так и юридическое лицо, могут являться субъектами предпринимательской деятельности. Более того, довольно часто конкурирующими субъектами.

Таким образом, усматривается различный подход к двум субъектам предпринимательской деятельности: индивидуальным предпринимателям, и юридическим лицам, что способно создать первым некоторое преимущество.

Иными словами, индивидуальным предпринимателям законопроектом предоставлен более широкий спектр способов защиты деловой репутации.

Думаю, что ни у кого не возникнет сомнения, что в сфере предпринимательской деятельности деловая репутация — это одна из важнейших составляющих, в свете чего необходима, действительно, действенная её защита. Меры, не способные обеспечить упомянутую защиту, не способны выполнить возлагаемые на них задачи.

Будет ли возможно осуществить должную защиту репутации без компенсации репутационного вреда имеющимися способами? С точки зрения гражданского законодательства к таковым имеющимся способам можно отнести: опровержение, с которым вроде всё понятно, поэтому рассматривать его не стоит, и возмещение убытков. Вот на последнем способе остановлюсь чуть более подробно.

Для того, чтобы взыскать убытки, необходимо доказать их наличие и размер, осуществление чего представляется довольно-таки сложным, в силу того, что распространителем (или инициатором распространения) порочащих сведений (назовём его причинителем вреда) в подавляющем большинстве случаев будет являться такой же субъект предпринимательской деятельности, явно не равнозначный обычному гражданину. Полагаю не вызывающим сомнений, что при судебном разбирательстве по делу, причинитель вреда с помощью всех имеющихся у него ресурсов будет активно защищаться и возражать как против размера ущерба, так и против его наличия вовсе, что ещё более усугубит положение пострадавшего с точки зрения возможности взыскания ущерба. В силу указанного данный способ представляется недостаточно надёжным.

В части уголовного преследования за распространение заведомо ложных сведений, подрывающих репутацию, насколько понимаю положения и применение ст. 128.

1 УК РФ, также выигрывает физическое, а не юридическое лицо.

В своё время встречались предложения о дополнении УК РФ положениями об ответственности за клевету в отношении юридического лица, но дальнейшее развитие событий мне, к сожалению, неизвестно.

К слову, и при распространении заведомо ложных сведений в отношении гражданина необходимо доказать заведомость, что достаточно сложно.

Таким образом, на мой взгляд, единственным действенным способом защиты остаётся компенсация репутационного вреда, применение которой по аналогии с компенсацией морального вреда физическим лицам будет выполнять как, собственно, компенсационную функцию, так и способно сыграть, в некотором роде, превентивную роль.

Последнее видится в связи с тем, что осознание потенциальным причинителем вреда того, что в любом случае, с него будет взыскана компенсация нематериального вреда в пользу пострадавшего, явится сдерживающим к совершению определённых действий, фактором.

Кроме того, здесь можно отметить и экономическую нецелесообразность причинения вреда, чего не будем иметь в случае отсутствия означенной компенсации.

Полагаю необходимым кратко рассмотреть суть репутационного и морального вреда.

Должен отметить, что как, собственно, моральный, так и репутационный вред являются подвидами нематериального вреда, и в силу указанной причины, имеют некоторые сходные элементы, которые позднее будут упомянуты.

Вначале хочу указать на различия рассматриваемых подвидов, дабы не возникло соблазна смешения данных понятий. Подобное уже имело место в РФ, и вылилось из ошибочного, на мой взгляд, толкования положений ст.

152 ГК РФ: «‬Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица‭»‬.

Между тем, ВС РФ, на мой взгляд,‭ ‬был неправильно истолкован‭ ‬семантический смысл данного положения, в результате чего слово «соответственно» получило неожиданное толкование в п.

15 Постановления‭ ‬Пленума‭ ‬Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

 Подробно тут останавливаться не буду, ранее об этом писал здесь.

Результатом явилась спорная практика судов общей юрисдикции по взысканию компенсации морального вреда юридическим лицам, а следовательно, признание возможности причинения морального вреда данным субъектам, а значит, и наличию у них способности испытывать физические и нравственные страдания, что, на мой взгляд, является более чем спорным.

Теперь перейду к общим для морального и репутационного вреда элементам.

Как следует из самой формулировки, в обоих случаях имеет место причинение вреда какому-либо лицу.

Объектом здесь выступают нематериальные ценности: честь, достоинство и деловая репутация гражданина, в случае с моральным вредом, и репутация юридического лица— с репутационным.

Имеет место распространение какой-либо не соответствующей действительности порочащей информации. В обоих случаях имеют значение размеры распространения этой информации. Это основные общие элементы.

Возникает вопрос, в чём причина принятия и обеспечения возможности взыскания морального вреда, и неприятие репутационного?

Насколько понял позицию уважаемого всеми нами В.В. Витрянского, обозначенную им на одной из публичных лекций, посвящённой проекту ГК РФ, своеобразная «опала» компенсации репутационного вреда вызвана опасениями получить лишь декларативную норму, так как достаточно сложно чётко сформулировать положения о репутационном вреде.

Однако, должен отметить следующее. Положения о моральном вреде и его компенсации также в большей части своей декларативны, что не мешает в конечном счёте суду устанавливать необходимость удовлетворения или отказа в компенсации морального вреда, а также его степень и размер компенсации.

К сожалению, не являясь специалистом в законотворческой сфере, смею предположить, что положения о репутационном вреде и о его компенсации возможно сформулировать аналогично положениям о моральном вреде. С учётом, естественно, некоторых особенностей репутационного вреда.

Ведь следует признать, что оба вида нематериального вреда являются категориями оценочными. Сама же оценка и установление осуществляются судом. Создание какого-либо детализированного инструктивного руководства применительно к данной сфере будет являться формальным.

В случае с причинением вреда репутации юридического лица, кроме установления факта самого распространения информации, и несоответствия её действительности, для определения размера компенсации также необходимо установление ареала распространения порочащей информации.

То есть, механизм будет практически идентичен компенсации морального вреда в судебном порядке.

Как указывал КС РФ в Определении от 04.12.

2003 N 508-О: «При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

В силу указанного, неверное правоприменение положений ст. 152 ГК РФ в планируемой редакции будет противоречить как конституционным нормам, так и международным.

Репутационный вред довольно успешно взыскивается в ряде европейских правопорядков, например, в той же Франции и Италии.

Кстати, в части компенсации репутационного вреда в Италии настоятельно рекомендую ознакомиться со статьёй Евгения Гаврилова «Компенсация неимущественного вреда юридическим лицам: опыт Италии, а также Европейского Суда по правам человека по «итальянским» делам и его использование в России», опубликованной в «Хозяйство и право» 2012, № 3.

 В числе прочего, в данной статье приведена взвешенная и разумная позиция Высшего Кассационного суда Италии, который чётко разграничил понятия, собственно, морального вреда, и иного нематериального вреда. А также фактически обозначил сущность репутационного и иного нематериального вреда юридических лиц.

P.S.

На мой взгляд, в случае отсутствия компенсации репутационного вреда юридических лиц в РФ, есть угроза массовых случаев причинения вреда репутации юридических лиц с целью устранения конкурентов на рынке, а также резкого роста соответствующего противоправного бизнеса. Необходимо учитывать и несовершенство уголовного законодательства в данной части.

Источник: https://zakon.ru/blog/2013/7/2/slovo_v_zashhitu_kompensacii_reputacionnogo_vreda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.